KP.by побывали в родной деревне «ляписа» и выяснили, помнят ли местные жители известного земляка.

Лидер групп Ляпис 98», Brutto, а теперь еще и Drezden, Сергей Михалок частенько вспоминает на концертах Самохваловичи. Отсюда его бабушка Лидия Яковлевна и дедушка Павел Михайлович, здесь вырос отец будущего рок-музыканта. Папа Владимир был военным, поэтому с семьей помотался по гарнизонам. Но на лето родители всегда отправляли Сергея в Самохваловичи, чтобы сын чувствовал свою землю и не терял с ней связь.

И до сих пор Сергей пару раз в год обязательно приезжает в «Самохи» — подняться по ступенькам крыльца в родной дом, побывать на кладбище, пообщаться с соседями, которые помнят и любят семью Михалков.

Отцовская гитара до сих пор лежит в доме

Мы решили съездить в Самохваловичи «по следам боевой славы» главного «ляписа» страны. Первым, кто нам встретился, оказался друг детства музыканта Виктор Позняк. Синий домик Михалков смотрит окнами прямо в его двор.

— Мы с Серегой знакомы практически с его рождения. Я старше на 13 лет, поэтому, можно сказать, воспитывал его по-соседски.

Виктор Позняк у родового гнезда Михалков. Виктор Позняк у родового гнезда Михалков.

За разговорами мы обходим общий забор и оказываемся во дворе Михалков.

— Это сейчас дом выглядит просто, а раньше образцовым просто был в деревне, порядок идеальный, пылинки не найти. Сейчас сюда приезжают как на дачу мама и сестра Сергея, а живут они в Минске.

Дом стоит на склоне.

— Вон там наверху, в осиннике, они играли в детстве в войнушку, в пограничников. Хулиганили бывало — ну а с кем в детстве не бывало! Серега, кстати, всегда отличался среди пацанов лидерским характером.

Мы подходим к двери, но, увы, встречает нас только большой замок.

— Жаль, никого из Михалков сейчас нет, — говорит Виктор. — В доме хранится раритет — гитара отца Сергея, на которой он учил сына играть. Папа у него был очень артистичным. Когда вижу Сергея на сцене, узнаю в манере двигаться черты его отца.

— Часто бываете на концертах?

— Так он всегда зовет, и приветы не раз передавал со сцены. Серега и на свадьбе моего сына был, заезжал ненадолго. В некоторых песнях Сергей, кстати, упоминает родные места.

Мы снова выходим на деревенскую улицу. Откуда-то тянет дымком, тявкает собака, одним словом, пастораль…

— А вон там, в низине у реки, в 70-е годы собирали старые колеса, складывали их в пирамиды и на Купалье сжигали. Собиралась толпа народу… А еще в конце улицы жил местный житель по фамилии Килевич, — продолжает Виктор свою экскурсию. — Сергею так понравилась его фамилия, что он придумал персонажа, странноватого поэта Юзика Килевича, чьи стихи якобы читает на концертах между песнями.

«Манифест» в мешке

— А что, правда сорта картофеля в честь песен Михалка назвали?

— А это вы можете спросить из первых уст, — рассмеялся Виктор, и мы отправились в местный очаг науки — Научно-практический центр Национальной академии наук Беларуси по картофелеводству и плодоовощеводству. Именно здесь и выводят новые сорта картофеля, которые потом закапывают в землю на своих участках белорусы — да и не только. Помните, как накануне Рождества президент Беларуси Александр Лукашенко отвез Владимиру Путину четыре мешка картошки? Так вот один из сортов как раз и назывался «Манифест».

Нас встретил ученый, который занимается селекцией картофеля, Виктор Алексеевич Козлов.

— Скажите, правда, названия сортов картошки «Зорачка» и «Манифест» песни «Ляписа Трубецкого» навеяли?

— Возможно, и так, — улыбается в усы ученый. — Удивительное совпадение, правда?

— Но если название нового сорта картошки снова совпадет с песней Михалка, мы будем знать, что это точно не случайно, — рассмеялись мы в ответ.

— Ай, вы все равно не напишете. Тут приезжало телевидение, спрашивали меня, какие музыканты нравятся. Ну, я и сказал, что Сергей Михалок и Лявон Вольский. Конечно же, в сюжете это не оставили.

— Чувствовали гордость, когда увидели, что мешок «Манифеста» подарили Путину?

— Мы постоянно испытываем гордость по поводу того, что Александр Лукашенко с интересом относится к белорусским сортам и уважительно о них отзывается. Все новые сорта белорусской селекции белорусский президент выращивает на своем участке.

«Ау» на Пасху

Вдохновленные беседой, мы решили проверить — а так ли популярны в народе белорусские сорта картошки, как о них говорят. И отправились на местный рынок.

Картошки там валом — ее сейчас как раз сеять покупают. На картонках написаны сорта, и «Манифест» и «Зорачка» — обязательная часть «репертуара». Продавщицы, увидев фотоаппараты, поначалу начали громко возмущаться:

— А чего это вы нашу картошку без разрешения снимаете?

— А у кого спрашивать разрешения — у картошки? — рассмеялись мы.

Но потом, узнав, что именно нас интересует, смягчились, и сами принялись рассказывать, как любят в Самохваловичах Сергея Михалка.

— А лично знакомы? — спрашиваем мы у одной продавщицы.

— Нет, с Сергеем лично не знакомы. А вот с его дедом долго работали вместе, да и семью хорошо знали.

Напоследок мы заехали на кладбище, где похоронены родственники музыканта — бабушка Лидия Яковлевна, папа и его родная сестра Галина.

— Помню, мы на Пасху ходили по деревне валачобниками, пели песни — и где чарку наливали, где конфетками угощали. Зашли и к бабушке Сергея, а она уже была в очень преклонном возрасте. И мы вместо народной песни грянули «Ау».

«Гэта ж Сярожкава песня, такая харошая», — расплакалась она.

СЛОВО РОДНЫМ

Мама: 30 лет ждала возможности вернуться в Самохваловичи

Мы позвонили родным Сергея — маме Людмиле Николаевне и сестре Ольге.

— Мы же семья военного, так что за свою жизнь сменили 13 квартир! Поездили, конечно: познакомились мы в Германии, потом поехали в Алтайский край, затем НовосибирскНорильск… И я 30 лет ждала возможности вернуться в родную Беларусь. Пока все были живы-здоровы, праздники отмечали в Самохваловичах.

Сестра: меняли мясо на пластинки для Сергея

Сестра Ольга рассказала нам, что долгое время после смерти отца не переоформляли дом в Самохваловичах.

— Но Серега сказал: это наша радзима, вступай во владения, — смеется Ольга. — Брат меня на 7 лет старше, так что, когда была маленькая, в Самохваловичах в свои пацанские игры с собой не брал играть. Да я и не очень хотела. Но отношения у нас всегда были очень трепетные. Сергея очень любили в деревне, когда мы возвращались на лето из Норильска или Новосибирска, нас встречали еще в начале деревни его друзья на велосипедах.

Сергей учился играть на гитаре песни Цоя, DDT и «Гражданской обороны».

В Самохваловичах, как ни странно, в то время можно было купить пластинки, которых и в Минске не достать было. Продавщицы знали, что Сергей их собирает, и, как только привозили что-то новое в сельпо, тут же звонили бабушке: «Ну, иди уже, покупай своему Сережке». Денег не всегда хватало, и бабушка продавала мясо, чтобы купить пластинки. Кстати, эти пластинки до сих пор в нашем доме — там DDT, «Гражданская оборона», Гарик Сукачев, Виктор Цой. Их песни он потом пел на Купалье у костра. А уже с 13 — 14 лет я полностью влилась в его тусовку, ходила на его концерты. В музыкальном плане Сергей полностью сформировал мой вкус и мировоззрение.

Первые шаги в музыке Сергей делал еще в юности (на фото поет в микрофон).

— А какие у вас отношения сейчас?

— У нас нет секретов друг от друга. Сережа присылает мне одной из первых наброски будущих песен, это трогает невероятно. Его старший сын Паша ходит с моей дочкой Аней на бокс к тому тренеру, с которым начинал заниматься Сергей.